Все будет: или хорошо, или плохо... (olegivanov1966) wrote,
Все будет: или хорошо, или плохо...
olegivanov1966

Река Дон и фрагменты из книги: Марио Ригони Стерн «Сержант в снегах»

Дон 2012-
Вид на реку Дон с холма возле села Белогорье на юге Воронежской области

Следы войны, окопы итальянцев
Следы войны видны до сих пор. Тут на этом холме располагалась одна из позиций итальянцев

Белогорье 2012-
Меловая гора возле села Белогорье

Фрагменты из книги:

Марио Ригони Стерн «Сержант в снегах» (о книге и альпийских стрелках на Дону)

Я уже писал как-то, что в мае у меня в несколько раз обостряется интерес к истории времен Второй мировой войны. Мне хочется смотреть фильмы на эту тему, изучать фотографии и читать. И в этом мае мне абсолютно случайно попалась книга итальянского автора, без прикрас рассказывающая о жизни с другой стороны линии фронта. То есть о том, как воевали, а если уж выражаться точнее, как отступали с берегов Дона под натиском Красной армии альпийские стрелки.

Прежде чем перейти к рассказу о авторе и книге, хочу отметить, что в сети вы можете найти как отдельно взятую повесть «Сержант в снегах», которая включена в итальянскую школьную программу и удостоена итальянской литературной премии «Банкарелла», лауреатами которой в разное время были Хемингуэй, Пастернак и Умберто Эко, так и более объемное издание: «Избранное», в которое, помимо «Сержанта», включено еще несколько интересных повестей и рассказов, в общем, на ту же тему. Я читал расширенное издание.

Итак, прежде всего, это автобиографичная повесть. В начале 1942 года двадцатилетний сержант Марио Ригони Стерн оказался в России в составе Экспедиционного итальянского корпуса, направленного по приказу Муссолини на помощь войскам фашистской Германии. Кстати, как раз сегодня (10 июля) ровно 73 года с момента его создания (через год с июля 1942 года, после пополнения и переформирования, сменил название на «8-я итальянская армия»). К этому времени армия уже вышла на рубеж, проходящий по правому берегу Дона (Воронежская и Ростовская области). Ситуация для итальянских войск, растянутых вдоль Дона, оставалась стабильной до тех пор, пока советские войска 11 декабря 1942 года не начали операцию «Сатурн». Целью этой операции было уничтожение позиций итальянских, венгерских, румынских и немецких войск на Дону. Первый этап операции «Сатурн» также известен как операция «Малый Сатурн». Целью этой операции было полное уничтожение 8-й итальянской армии. В итоге, под натиском ударных группировок советского Воронежского фронта в январе 1943 года альпийские дивизии были отрезаны от отступавших частей разгромленной 8-й армии и оказались в окружении. Каждый спасался как мог. В повести «Сержант в снегах» рассказывается о пути сержанта Стерна на родину, немалую часть которого он преодолел пешком, в 30-градусный мороз. Дважды он был в немецких концлагерях для военнопленных. По возвращении в родные места весной 1945 года он оказывал содействие партизанам, очищавшим горные районы от банд чернорубашечников и немецких оккупационных частей. Эти события так же, в той или иной мере, описываются в других рассказах и повестях автора.

Отдельно я бы хотел упомянуть и повесть «Возвращение на Дон». Она написана уже в мирное время и в ней рассказывается о том, как Стерну удалось приехать в Россию еще раз и пройтись по тем же местам, где погибли от ран, голода и обморожения его товарищи. Написано очень глубоко и, на мой взгляд, даже эмоциональней «Сержанта».

Почему меня заинтресовала эта книга? Начнем с того, что в ней очень много знакомых мне названий малых хуторов и сёл на Среднем Дону, во многих я бывал, и читая о том, что здесь происходило в 1942-ом, как-то гораздо ярче получается перенести события из книги в реальное место действия. Я буквально вижу эту замерзшую белую ленту Дона, на берегах которой окопались противники, невероятно явно представляю эти блиндажи и окопы, вырытые в меловой породе, просто чувствую этот ледяной, пронизывающий насквозь ветер... Во-вторых, всегда было интересно, насколько различались бытовые условия у наших и «ненаших», насколько строгой была дисциплина, сильна пропаганда, были ли случаи проявления настоящего героизма, сродни тем, что были совершены красноармейцами. На этом о книге практически всё, ниже подборка фотографий солдат 8-ой итальянской армии с небольшими комментариями и цитатами из других военных мемуаров. Книгу они, пожалуй, не заменят, но всё таки дадут небольшое представление о том, что сталось в итоге с альпийскими стрелками, пришедшими на нашу землю.

03. Есть версия, что отнюдь не победные приключения итальянцев в России начались уже в первые дни их путешествия на фронт. Итальянский лейтенант Е. Спаггиари в своей книге «С КСИРом на русском фронте» пишет: «Наш эшелон в составе 1200 итальянских солдат 81-го полка дивизии «Торино» должен был проделать долгий путь из Рима до станции Ясиноватая в Донбассе для смены итальянских частей. Нам предстояло преодолеть примерно 3000-3500 км. Мы планировали сделать это в течение 6-7 дней, отправившись в путь по железной дороге 1 декабря 1941 г. В Риме нам выдали хлеба на две недели пути. Но это «путешествие» длилось 30 дней при температуре - 30° С на улице и - 14° С в вагоне. Ведь когда наш поезд достиг станции Бреннеро на границе с рейхом, немцы забрали итальянский состав, заменив его своим: поэтому почти месяц мы проводили по 16 часов в сутки в темноте, без кухни, воды и туалета. Когда мы достигли советской территории, трудности нам создавали не русские, а немцы. Для наших «союзников» мы были, как минимум, незваными гостями. На каждой станции у нас забирали паровоз и загоняли эшелон в тупик. Однажды 6 дней мы простояли в чистом поле, не видя ни одного человека, погруженные во мглу. Закончились сигареты и хлеб, и мы стали воровать. На одной из станций мы у немцев украли фонари на вокзале, чтобы освещать свои вагоны, но они обнаружили пропажу и стали проводить обыски в вагонах, бесцеремонно наступая кованными сапогами на лежащих итальянских солдат. Они вели себя по отношению к нам, как победители среди побежденных оккупированной страны»

04. «В конце пути с 29 по 31 декабря 1941 г. в Ясиноватой был проведен санитарный осмотр прибывших итальянцев. Из 1200 солдат только 275 по состоянию здоровья оказались боеспособными. Но как они были вооружены? Имелось 145 винтовок, из которых 19 были неисправны, 4 ручных пулемета - 1 не работал. Температура в Донбассе опустилась до - 44° С. Наши ручные гранаты типа «Бреда» при температуре около — 25°С взрывались не все (срабатывала 1 из 10). А при температуре ниже - 30° С они не взрывались вообще, превращаясь в простой камень, тогда мы использовали корпус гранат как портсигар, в него помещалось 20 сигарет типа «националь». Как лейтенант я должен был иметь личное оружие - пистолет, но мне его не выдали ни в тылу, ни на фронте. Тогда я предложил заплатить за пистолет, но безрезультатно. Я попросил карабин, но майор сказал, что он мне не положен по штату. Вместо пистолета мне выдали 6 гранат типа «Бреда». Я прослужил на русском фронте 5 месяцев и каждые две недели, совместно с капитанами Наолетано и Россети, писал рапорты начальству с требованием заменить плохое оружие, но безрезультатно». Обратите внимание на пучки петушиных перьев на касках солдат. Это элитные итальянские подразделения. Так называемые берсальеры.

05. Высадка из эшелонов произошла на значительном удалении от итальянской базы в Миллерово, и части оказались без продовольствия. Консервы, выданные сухим пайком, скоро кончились, а немецкие коменданты отказывались снабжать проходившие части. Итальянские батальоны двигались по деревням, как саранча, отыскивая у населения продукты, которые не успели захватить немцы. Внимание к домашней птице со стороны солдат итальянской королевской армии было сразу отмечено населением. Прозвище «солдат-курка» прочно закрепилось за ними. Оно было связано не только с непривычным видом итальянских солдат в широких кургузых шинелях, из-под которых торчали ноги в обмотках, но и с усиленным истреблением пернатых.

06. В августе 1942 года итальянцы заняли оборонительные позиции вдоль Дона от воронежского села Белогорья до устья реки Хопёр, южнее знаменитой шолоховской станицы Вёшенской. На левом фланге взаимодействовали со 2-й венгерской армией, а на правом - с 6-й немецкой. Ширина фронта обороны 8-й армии составляла 270 километров. «Наш бункер, пишет Ригони Стерн, — находился в рыбацкой деревне на берегу Дона. Огневые точки и ходы сообщений были отрыты на склоне, спадавшем к берегу замерзшей реки. Справа и слева склон переходил в отлогий берег, покрытый сухой травой и тростником, торчавшими из-под снега. За отлогой частью берега, направо — бункер батальона „Морбеньо“, с другой стороны — бункер лейтенанта Ченчи. Между мною и Ченчи, в разрушенном доме, — отделение сержанта Гарроне с тяжелым пулеметом. Перед нами, на расстоянии менее 500 метров, на другой стороне реки, бункер русских. Там, где мы стояли, должно быть, была красивая деревня. Сейчас от домов остались лишь кирпичные трубы. Церковь наполовину разрушена; в уцелевшей ее части — штаб роты, наблюдательный пункт и тяжелый пулемет. Когда мы рыли ходы сообщений в огородах, в земле и снегу находили картофель, капусту, морковь и тыквы. Иногда они еще были годны в пищу и тогда попадали в суп. Единственными живыми существами, оставшимися в деревне, были кошки. Они бродили по улицам, охотясь на крыс, которые были повсюду. Когда мы ложились спать, крысы забирались к нам под одеяла. На рождество я хотел зажарить кошку и сделать из ее шкурки шапку. Но кошки хитрые и не попадались в ловушки»

07. Вооружение альпийских дивизий было приспособлено для действий в горах. В них отсутствовала артиллерия крупных калибров, горные пушки перебрасывались во вьюках. Основной тягловой силой альпийских частей были мулы.

08. Перед отправкой на фронт подразделения проходили усиленную тренировку в передвижении по равнине. Однако все были уверены, что конечная цель альпийского корпуса — Кавказские горы, поэтому горные стрелки взяли с собой веревки, клинья, альпенштоки и другое имущество. Как впоследствии писал один итальянский офицер, альпенштоки им очень пригодились… сшибать головы курам и уткам в украинских деревнях.


09. Заказанное в Румынии теплое обмундирование начало поступать на фронт только после 15 декабря, причем оно выдавалось лишь офицерам и часовым для несения караульной службы. Большая часть солдат продолжала ходить в широких и коротких шинелях, совершенно не приспособленных к морозной погоде. Наиболее уязвимым местом обмундирования была обувь. Армейские ботинки, подбитые согласно требованиям итальянского устава 72 гвоздями, на морозе моментально обледеневали и сжимали ноги ледяными тисками. Между гвоздями набивался снег, что заставляло солдат поминутно заниматься эквилибристикой. Это вызывало насмешки деревенских жителей и недовольство итальянских офицеров.

10. Ещё 14-15 декабря 1942 года, как свидетельствовали, в то время ещё достаточно взрослые подростки, наши солдаты кричали итальянцам: «Завтра вам будет бух - бух!» В ответ итальянцы беззаботно открикивались: «Иван! Зачем? Мы живем хорошо!» 16 декабря 1942 года в соответствие с генеральным планом Советского Верховного командования по окружению 6-ой германской армии в Сталинграде по фланговым группировкам противника (в т.ч. 8-ой итальянской армии) был нанесен мощный артиллерийско-бомбовый удар. Затем в наступление пошли сухопутные войска. Во 2-ой половине декабря 1942 года, войска юго-западного фронта и 6-ой армии Воронежского фронта мощными ударами с разных направлений вынудили противника, понеся большие потери, оставить хорошо укрепленную оборону по правому берегу Дона от Новой Калитвы до Морозовска и отойти за железную дорогу на участке Кантемировка - Миллерово.

11. Вот как итальянский офицер Корради в своём дневнике «La ritirata di Russia» (Отход из России) вспоминал прорыв итальянского фронта: «17 декабря 1942 г., въезжая в горящие Талы, я совсем не понимал грандиозность только что начинавшейся военной катастрофы… Командование 2-го корпуса уехало из Талы в Кантемировку. После долгих поисков мы нашли дорогу в Кантемировку. Прошло 20 лет, но я прекрасно помню дорогу Кантемировка - Талы. Она была совсем пустая и сверкающая ото льда, она блестела под утренним солнцем. Через несколько десятков метров мы увидели перевернутые грузовики, лежащие по обеим сторонам дороги, ямы, образовавшиеся от взрывов, кучи вещей и ящики, из которых вывалились боеприпасы; в воздухе ощущался дым от гаснущих пожаров. Лежали трупы итальянских и немецких солдат. На полях вдоль дороги лежали десятки трупов людей, обстрелянных с воздуха. На дороге трупы были в большинстве раздроблены, смешаны со льдом… В одной деревне дорога немного поворачивала, и пятьдесят закутанных женщин расчищали ее от снега. Они увидели нашу машину и начали кричать, высоко поднимая метлы. Кричали с насмешкой: «Тикай! Тикай!». «Тикай» – по-русски значит «убегай» или просто бегство, не знаю. Мы прибыли в Кантемировку в середине ночи…»

12. В итоге первых дней наступления советских войск была прорвана укрепленная полоса итальянской оборонительной линии по Дону и рассечен на части фронт 8-й армии. Все ее дивизии стремительно откатывались назад. Служебная сводка Юго-Западного фронта, подводившая итоги боев, гласила: «На правом фланге фронта от Новой Калитвы до Боковской противник начал повсеместный отход, прикрываясь арьергардными боями и частными контратаками вновь подошедших частей из резерва. На отдельных участках отход противника перешел в беспорядочное отступление».

13. Из воспоминаний Отрощенкова Сергея Андреевича, командира Т-34 170-й танковой бригады: «Пришли в район, никогда не забуду, казачьего хутора Хлебный. В 3-х километрах другой хутор – Петровский. Его тоже заняли советские танки, но не нашей бригады. Между хуторами, расположенными на холмах, пролегала низина. Рано утром по ней, огромной сплошной толпой пошла, спасаясь из окружения, 8-я итальянская армия. Когда передовые части итальянцев поравнялись с нами, по колоннам пошла команда «Вперед! Давить!». Вот тогда мы им с двух флангов дали! Я такого месива никогда больше не видел. Итальянскую армию буквально втерли в землю. Это надо было в глаза нам смотреть, чтоб понять, сколько злости, ненависти тогда у нас было! И давили этих итальянцев, как клопов. Зима, наши танки известью выкрашены в белый цвет. А когда из боя вышли, танки стали ниже башни красные. Будто плавали в крови. Я на гусеницы глянул – где рука прилипла, где кусок черепа. Зрелище было страшное. Взяли толпы пленных в этот день. После этого разгрома 8-я итальянская армия фактически прекратила свое существование, во всяком случае, я ни одного итальянца на фронте больше не видел.»

14. 26 января 1943 года, после тяжёлого сражения, кульминацией которого стал бой под Николаевкой, остатки альпийских дивизий прорвали окружение и отошли на новые оборонительные позиции. К этому времени единственное подразделение, сохранившее некоторую боевую силу и всё ещё принимающее участие в боях, была дивизия «Тридентина». Остатки наличного состава итальянских войск были обморожены, больны и деморализованы.

15. Из воспоминаний капитана испанской армии и лейтенанта (переводчика) 8-й итальянской армии, в прошлом капитана царской армии А.П.Еремчука: «Мы встречали по дороге массу итальянских войск, вёзших пулемёты на ручных санках. Во дворе комендатуры в Енакиево ожидали солдаты, напоминавшие картину Верещагина «Отступление армии Наполеона» - в женских пальто, шубах, закутанные шарфами и женскими платками, многие на ногах с ракетами для хождения по снегу - и все почти без оружия».

16. Большинство убитых и умерших от обморожения альпийцев были захоронены силами местных жителей только весной, когда начал сходить снег, и появилась опасность возникновения эпидемий. Абсолютно точных данных о потерях итальянской армии нет. Известно, что 8-я армия прибыла на Восточный фронт в составе около 260 тысяч человек. В Италию вернулись из них около 40 тысяч человек. В ходе боевых действий на территории Ростовской, Воронежской и Белгородской областей погибло не менее 15 тысяч итальянских солдат и офицеров.
17. Около 60 тысяч солдат попали в плен. По данным итальянской стороны, из них впоследствии были репатриированы 10300 человек. Остальные погибли в лагерях военнопленных от болезней, ран, обморожений и т.п.

Отсюда: https://muph.livejournal.com/392181.html


Tags: 2012, Белогорье, ВОВ 1941-1945, Воронежская область, Италия, вторая мировая война, география в фотографиях, книга, меловые горы, мое, мое фото, путешествия, река Дон, фото природа, фото реки России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments