Все будет: или хорошо, или плохо... (olegivanov1966) wrote,
Все будет: или хорошо, или плохо...
olegivanov1966

А все проезжают мимо, никто не тормозит...

Лопнувшая на КАДе покрышка изменила жизнь нескольких семей.

4 мая СМИ сообщили об аварии с четырьмя автомобилями и "двумя погибшими". Но за этими сообщениями не видны судьбы людей, чья жизнь разделилась на "до" и "после". Гастарбайтер Адилбек, первым пришедший на помощь попавшим в катастрофу, теперь борется за жизнь.



Предчувствие беды

– Мы должны были в тот день возвращаться из Питера в Кингисепп. Отмывать квартиру после ремонта. Но нам так не хотелось. Очень долго, нехотя, собирались. Будто чувствовали, что ехать не надо, – вспоминает Евгения Алексеева.

Жанна Кравчук, мама Евгении, живет в Петербурге в районе проспекта Ветеранов, а сама Евгения – в Кингисеппе с двумя маленькими детьми (трехлетним сыном и двухмесячной дочкой). Женщина воспитывает их, по сути, одна. К тому же у сына тяжелое заболевание, в месяц он чуть не умер, перенес операцию на голове и теперь инвалид – его нужно возить в Питер на реабилитацию. Но 4 мая судьба приготовила этой семье новый удар.

Накануне Жанна Кравчук забрала из ремонта свой "Дэу Матиз". Но далеко на нем не уехали. Все случилось около 14 часов на 86-м километре КАД.

– Мы шли во втором ряду справа. Мама за рулем, я сижу рядом – жую печеньку, – рассказывает Евгения. – Вдруг внизу что-то щелкнуло – машину повело (потом оказалось, что лопнуло колесо). Мама пыталась вырулить. Сколько раз смотрели вместе с ней передачи по экстремальному вождению, учились, как действовать в критических ситуациях. А тут я схватилась за торпеду, глаза большие, понимаю, что маме машину не поймать. Ужас! За мной на заднем сиденье сын, за мамой – дочь. Летим и не знаем, какой стороной ударимся. Врезались в левый отбойник. Очень сильно. Машину развернуло капотом к дороге. Но, видно, заступился за нас ангел-хранитель: мы не перевернулись, никто в нас не врезался, и мы – ни в кого. Сын проснулся, заплакал. Я – в шоке. Вылезла из машины, схватилась за голову. А все проезжают мимо, никто не тормозит...

Адилбек забыл мобильник

А все проезжают мимо, никто не тормозит...

Первым остановился Адилбек Кушаков – гастарбайтер из Узбекистана. Он оставил свою машину (тоже «Матиз») в правом ряду. И побежал к изувеченному авто Жанны Кравчук. Адилбек работает водителем при химчистке. Накануне приезжал по работе в гольф-клуб под Ломоносовом и забыл там мобильник. Теперь ехал его забирать, не подозревая, что незначащая поездка станет испытанием на живучесть для него и его семьи.

Адилбек – единственный сын у родителей и, по сути, кормилец. Он приехал из города Ургенч, где его семье ловить нечего. Несколько лет назад умер дед Адилбека, и теперь пятеро сыновей воюют, судятся за его дом. Отцу Адилбека в этой тяжбе не светит. Жить негде и не на что – работы нет. К тому же отец работать не может из-за болезни спины. Вот семья и приехала в Питер. Адилбек с мамой-пенсионеркой, женой и восьмилетней дочкой, с разведенной сестрой и ее ребенком – вшестером снимают комнату в коммуналке на 2-й Советской.

«Наша машина взлетела»

– …Я была в панике. Мама – тоже. Подбежал Адилбек. Начал доставать из багажника все, что нужно, – продолжает свой рассказ Евгения Алексеева. – Потом подъехали "Тойота RАV4" и эвакуатор. Адилбек перенес коляску с дочкой в "Тойоту". Мы с сыном тоже сели туда, и мужчина-водитель повез нас назад домой к маме. Последнее, что я видела, отъезжая с места аварии, – маму, которая разговаривала с водителем эвакуатора… Царство ему небесное!

Через 10 минут Евгения, будучи еще в пути, решила позвонить маме. Но та не взяла трубку. А вскоре перезвонила сама: "Женя, как хорошо, что вы уехали. Рядом со мной здесь два трупа".

Оказывается, через считаные минуты после отъезда Евгении с детьми с места аварии, когда эвакуаторщик Александр Иванов уже поднимал тросом разбитый "Матиз" на платформу своей машины, а Адилбек Кушаков выворачивал ему руль, сзади на скорости в них врезалась "Шкода Фабия". Жанна стояла всего в шаге справа от своей машины, спиной к мчавшемуся автомобилю, и увидела только, как ее "Матиз" вдруг взлетел и упал на ограждение. Александр и Адилбек оба были в момент столкновения на платформе эвакуатора. В последнюю секунду Адилбек заметил «Шкоду» в зеркало заднего вида «Матиза» и попытался спрыгнуть с платформы. Но не успел. «Фабия», врезавшись в «Дэу» и въехав в эвакуатор левыми колесами, зацепила его. Адилбека и Александра отбросило метров на 25. Если бы Евгения и дети задержались с отъездом, наверняка разделили бы их участь.





– Я еду и плачу, – вспоминает она. – Останься мы там, то были бы или в машине, или стояли рядом с ней. И нас бы тоже смело. Я сказала водителю "Тойоты": "Спасибо, что нас увезли". И так жалею теперь, что даже имени его не спросила…

В этой истории трудно кого-то винить. Как рассказал Даниил Назаров, адвокат 20-летнего парня, водителя «Фабии», тот ехал на скорости 110 километров в час и просто не успел затормозить:

– Никаких объявлений о ДТП на табло КАДа не высвечивалось, да еще в том месте, как назло, трасса немного сворачивает, а ограждение так закруглено, что частично скрывает дорогу. До «Шкоды» в «Матиз» едва не врезалась другая машина. Ее водитель рассказал, что перед ним в среднем ряду ехал грузовик, он пошел на обгон, перестроился влево и, увидев «Дэу», успел нырнуть в «дырку» между автомобилями в среднем ряду. А мой подзащитный не успел. Он ехал нормально, не разговаривал по телефону (что подтверждается результатами биллинга входящих и исходящих звонков), и, заметив стоящий «Матиз», физически уже ничего сделать не мог. Я консультировался с экспертами. На осознание опасности и торможение у него были доли секунды, и ему на такой скорости в любом случае не хватило бы тормозного пути.

У парня нет повреждений. Но вот 23-летняя девушка, находившаяся с ним в машине, пострадала серьезно…

Тяжелое состояние

У Адилбека сломаны грудь, позвоночник, нога и три ребра, у него – ушибы головного мозга (тяжелой степени), почек и правого легкого, двусторонний пневмоторакс... На какое-то время близкие его потеряли. Обзванивали полицию, больницы и морги. Провели бессонную ночь. И только под утро узнали о случившемся. Приехали в больницу. Но Адилбека им показали только 11-го числа.

Он несколько дней пролежал без сознания в больнице на улице Костюшко. Из Узбекистана прилетел отец и посменно с матерью дежурит у кровати сына. Узбекские блогеры рассказали о том, что с ним случилось, и земляки отовсюду стали перечислять ему деньги на операцию.

Мы пришли в больницу с Русланом Машариповым, троюродным братом Адилбека, много делающим для этой семьи. Лишь незадолго до нашего появления мама впервые рассказала сыну правду о том, что произошло. До этого говорила, что он упал с шестого этажа и сломал ногу. Адилбек лежит пристегнутый: если освободить руки – начинает срывать шейный корсет вместе с трубками, через которые дышит. В момент нашего прихода он еще не мог вспомнить, что с ним случилось...

– Искусственное дыхание делали, трубку поставили. Сегодня рентген, в четверг томография, скоро вторая операция. Тяжелое состояние, – рассказывает Хаваджан, мать Адилбека. – У меня один сын. Добрый, спокойный, не курит, не пьет. Помогать кому если надо – сразу помогает…

Адилбек и его мама были кормильцами. В семье работают только они. Хаваджан уборщица в гостинице. Но сейчас вынуждена не работать. И не знает, как будет дальше жить их семья. Лечение с реабилитацией, по оценкам специалистов, обойдется в 750-900 тысяч. А медстраховка не может покрыть всех этих трат. Кушаковы копили деньги, чтобы купить себе на родине в Узбекистане домик. Похоже, лопнувшее колесо "Дэу Матиза" поставило крест на этой мечте.

Когда мы уходили из палаты, Адилбек вдруг что-то вспомнил, потянулся вперед и со свистом в горле произнес нам вслед: "Я хотел помочь"

Обнимайте чаще своих детей!

Тем временем у Жанны Кравчук, хозяйки «Дэу Матиза», случился инфаркт. Это произошло после того, как она съездила на похороны водителя эвакуатора Александра Иванова. Недавно ее выписали из больницы, но теперь после любого напоминания о трагедии ей становится плохо – начинает колоть сердце. Ее дочь Евгения в 30 лет поседела.

– Дочку грудью кормлю – слезы текут, – признается она. – Но надо держаться, крепиться, потому что я одна и мама одна. Мне все теперь говорят, что у нас сильные ангелы-хранители. Я уже в церковь сходила и сказала Богу спасибо. Мы ведь с мамой жили вместе в последнее время и уже начинали ссориться. А после этой аварии стало понятно, как мы друг другу все дороги и нужны. И я теперь говорю окружающим: обнимайте почаще своих детей! Дорожите близкими. Ведь какая-нибудь мелочь вроде лопнувшего колеса может разлучить нас с ними в любую минуту.
Р.S. Сын погибшего Александра Иванова не стал общаться с «Фонтанкой». Сказал, что ему сейчас очень тяжело.

P.P.S Мама водителя «Фабии» поступила по-человечески. Она, не дожидаясь результатов расследования, предложила помощь Адилбеку Кушакову и оплатила ему вторую операцию, которая состоялась в минувшую среду. Операция прошла успешно.

А все проезжают мимо, никто не тормозит...

Владлен Чертинов, для "Фонтанки.ру"

https://m.fontanka.ru/2018/05/31/011

11

Все комментарии

Tags: 2018, Санкт-Петербург, авто, видео, дороги, дтп, общество, происшествие, судьба, суровая правда жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments