Все будет: или хорошо, или плохо... (olegivanov1966) wrote,
Все будет: или хорошо, или плохо...
olegivanov1966

Categories:

Кто ответит за этот беспредел? Погиб ребёнок, изъятый ювенальными службами!

Кто ответит за этот беспредел? Погиб ребёнок, изъятый ювенальными службами
фото из семейного архива (kp.ru)

Кто ответит за смерть Ярика? - В Перми погиб ребёнок, изъятый ювенальными службами

От этой только что разыгравшейся в Пермском крае трагедии все люди, знакомые с проблемой изъятия детей органами опеки, скрепят зубами и сыплют проклятиями, а знавшие семью и ребёнка женщины не могут сдержать слёз. Но мы не будем скрипеть зубами, а просто расскажем всё, как было. Потому что факты в этой истории говорят сами за себя.

В начале августа этого года 35-летняя жительница города Добрянки многодетная мать Надежда Сырчикова на сутки оставила двух своих маленьких, но отнюдь уже не грудных детей, на попечение их старшему 16-летнему брату. По словам очевидцев, детки всегда были чистенькие и сытые, хотя у малышей нет официально признанного отца, а родной отец злоупотребляет алкоголем, и семья числилась в группе риска.

На беду информация о детях без матери просочилась органам опеки краевого министерства соцразвития. Ювенальщики послали полицию, та забрала детей и сдала их по акту в районную детскую больницу.



Несколько дней опека, хозяйничающая в пермских медучреждениях как у себя дома, продержала мальчика и девочку в инфекционном отделении, присматриваясь к ним. «Мама! Мама! Где наша мама?!» — плакали испуганные дети. А затем опека не дрогнувшей рукой разлучила очень дружных между собой брата с сестрой — погодков. Как оказалось, навсегда. Рассказывают, что оба ребёнка рыдали при этом навзрыд. 2-летнюю Юлю положили в этой же больнице на так называемую социальную койку. Медперсонал рассказывает, что там девочка лежала и бесконечно скулила: «Ярик… мама… Ярик… мама…». А 3-летнего Ярослава, похожего, по всеобщему мнению, на ангелочка, отправили в печально известный Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, структуру все того же краевого минсоцразвития. Там мальчика определили на временную опеку в посёлок Камский, в так называемую семейно-воспитательную группу, попросту говоря, в приют.

В это время мать обивала пороги районного управления минсоцразвития, прося вернуть её детей. И через месяц получила из больницы дочку. Трижды писала заявления о возвращении Ярика, послушно выполнила все требования: прошла с Юлей комиссию для детского сада, отдала девочку в садик, устроилась на официальную постоянную работу, порвала с попивающим отцом детей, нашла соответствующее требованиям опеки жильё… Но мальчика матери не возвращали. Очевидно, в отношении него уже действовали некие иные «ювенальные соображения».

В начале декабря у Ярика в семейно-воспитательной группе каким-то образом оказалась сломана рука. Говорят, это заметили не сразу: ну, жалуется, ну, поболит и перестанет… Через несколько дней ребёнка всё же привезли в больницу, и там врач диагностировал — ну надо же! — перелом. Рассказывают, что доктора рекомендовали положить мальчика на лечение в сопровождении взрослого, тем более, что у малыша параллельно обнаружилось ОРВИ. Однако, кому же тогда сидеть с другими детьми в «семейно-воспитательной группе», где их почти десяток… Уговорили наложить гипс и увезли Ярика назад в Камский.

А дальше ему постепенно становилось всё хуже и хуже. Ярика лечили чем-то, давали какие-то таблетки… Они отчего-то не помогали… Малыш температурил и слабел, и звал сестру и маму… Наконец, 11 декабря воспитатели вызвали «Скорую», которая, увидев состояние Ярика, срочно увезла его в Пермь, в детскую краевую больницу. Мальчика тут же поместили в реанимацию. В лёгких была жидкость, вскоре он перестал дышать, и в тот же день его подключили к аппарату искусственной вентиляции лёгких.

16 декабря Ярик умер, прожив на этом свете 3 года и 8 месяцев. Причиной смерти стал запущенный остеомиелит, то есть гнойно-некротическое воспаление кости и костного мозга, двустороннее воспаление легких и абсцесс.

«Сейчас специалисты разбираются, почему это произошло, и можно ли было это предотвратить», — сообщил краевой министр здравоохранения Дмитрий Матвеев.

«Неприятненько», — сказал в ответ на страшную новость высокий чиновник минсоцразвития Пермского края. Ну ещё бы! Ведь уже на 20 декабря было назначено заседание министерского опекунского совета, где планировалось обсудить лишение Надежды Сырчиковой родительских прав и окончательное изъятие у неё ребёнка.

А сейчас важная деталь. На протяжении последних недель жизни Ярика, прошедших в приюте в посёлке Камский, приют регулярно посещала с проверками служба опеки минсоцразвития. Та самая, что строго стоит на страже прав ребёнка и изымает детей во множестве за недостаток мясных продуктов в морозильной камере холодильника и за печное отопление в доме. Только то, что отнятый у матери бедный мальчик медленно умирал у них под носом, в их собственном учреждении, от сжигающей его изнутри гнойной инфекции опека не заметила.

Почему жизнь мальчика оборвалась, и кто в этом виновен, в краевом минсоцразвития пояснить пермским журналистам не смогли. «Но мы выразили матери свои соболезнования!» — заверили в пресс-службе министерства.

Говорят, в гробу Ярик был ещё больше похож на маленького ангела, смотреть на него и на мать без слёз не мог никто.

Убитая горем Надежда всё же не посмела написать заявление, чтобы провели расследование. Она так боится, что органы опеки отнимут доченьку Юленьку, что даже испугалась общаться с местным отделением Родительского Всероссийского Сопротивления, предложившего ей свою помощь. Впрочем, Следственный комитет сам возбудил по факту гибели ребёнка уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Приехал даже какой-то представитель СК из Москвы.

Среди пермских ювенальщиков в связи с этим стоит сейчас большой переполох. Но это не мешает им действовать как всегда продуманно и цинично: сейчас несчастную мать убеждают, что, конечно же, в смерти сына виновата только она сама, — ей ведь ещё предстоит дать об этом правильные показания следователям. И неважно, что последние 4,5 месяца, последние в своей маленькой жизни, Ярик находился в руках у органов опеки. Надежда не возражает, бесконечно плачет и винит себя. Расторопная опека не растерялась и под материнские рыдания об умершем сыне взяла с неё расписку, что претензий к органам опеки минсоцразвития мать не имеет.

И они, конечно же, опять выйдут сухими из воды. Очевидно, одной смерти Ярика мало, и необходимо, чтобы десятки или сотни русских детей погибли при подобных обстоятельствах, чтобы Государственная Дума РФ поставила бы, наконец, вопрос о полном запрете в России изъятия ребёнка у родителей, проделывающих это органах и всех западных ювенальных технологий, убивающих наших детей в переносном и в самом прямом смысле слова.

Роман ЮШКОВ, сотрудник Пермского регионального правозащитного центра

Источник


mih224:
Как всегда дело в бабле которое гребут ювенальщики

Как действуют ювенальщики в России

Методы власти на рынке детей в РФ: фальсификация, доносы, ложь, беззаконие, насилие
Автор – ss69100

Предлагаем ознакомиться с выдержкой из 300-страничного аналитического доклада РВС (Родительского Всероссийского Сопротивления). К сожалению, антиювенальные заявления высших руководящих лиц РФ доходят не до всех чиновников в регионах и городах.

Поэтому остановить в нашей стране эту ползучую заразу, ювенальную юстицию, возможно лишь силами самих родителей. В том числе, обращаясь в РВС с целью использования накопленного организацией практического опыта борьбы с беззаконием на российском РЫНКЕ ДЕТЕЙ.

Если же кому-то проблема покажется надуманной, то таким людям невредно ознакомиться со статистикой и масштабами изъятия детей из немецких семей в Германии. Соотнеся население РФ и ФРГ, т.е. увеличить число изъятых немецких детей в 1,75 раза, пропорционально численности населения двух стран.

Это то ближайшее будущее, которое в случае пассивности родителей ожидает их детей и внуков. Немецкая ужасающая статистика помещена в конце публикации.

Выводы:
1. С 2013 по 2016 г. Общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» удалось помочь в борьбе с незаконными действиями должностных лиц более чем 150 семьям.
2. Наибольшая заинтересованность зафиксирована в незаконном изъятии из семьи детей в возрасте от 0 до 3 лет.
3. Топ-10 регионов по числу обращений в РВС (в порядке убывания): Москва, Московская область, Новосибирская область, Санкт-Петербург, Пермский край, Волгоградская область, Татарстан, Челябинская область, Ростовская область, Нижегородская область.
4. В 60% случаев при незаконном изъятии детей не выдается никаких документов.
5. 3/4 изъятий детей у опекунов включают нарушения прав на родственную опеку.
6. 44% обратившихся в РВС по поводу незаконного изъятия или угроз изъятия детей проживают в городах-миллионниках либо в центрах регионов России.
7. Четыре года работы РВС показали, что ювенальные технологии уже внедрены в России, хотя окончательно не узаконены.
8. Ювенальными технологиями охвачены практически все регионы страны.

Типичные ошибки и нарушения участников межведомственного взаимодействия в работе с российскими семьями

Причины злоупотребления участников межведомственного взаимодействия (предположения, основанные на практике)

Среди причин злоупотреблений правоприменителей, являющихся системными, а не случайными, эксперты РВС называют следующие.
1. Созданный в России «рынок» детей и высокий спрос на детей, который порождает корыстную заинтересованность в «передаче детей в семью» или в постановке семьи на обслуживание;
2. Заинтересованность в наполнении организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (различных НКО: реабилитационных центров, Центров содействия устройству детей и др.), имеющих подушевое финансирование;
3. Непродуманные показатели работы соц. служб:
– заинтересованность (доплата) в объеме выявления неблагополучия приводят к излишнему рвению;
– объединение противоположных функций в единое ведомство приводят к конфликту интересов.

4. Незнание законов:
а) подмена законов сложившимися обычаями;
б) неразличение видов неблагополучия и их правовых режимов:
– «антисанитария»;
– «ненадлежащее выполнение обязанностей»;
– «невыполнение обязанностей»;
– «социально опасное положение»;
– «непосредственная угроза жизни и здоровью» при игнорировании слова «непосредственная»;
в) игнорирование родительского права (ст. 63, ст. 68 СК РФ) в пользу перестраховки.

5. Профессиональная деформация – неправильные психологические установки в отношении к семьям:
– установка на защиту детей вместо защиты семьи в целом;
– установка, что нужно найти ребенку родителей «получше».

6. Новые технологии социальной работы, созданные на гранты ювенальных фондов, не соответствующие законодательству.

Эти технологии аморальны и приносят страдания людям.

Виды злоупотреблений

1. Процесс выявления семейного неблагополучия
Сотрудники опеки чаще всего (по неграмотности или не считая нужным соблюдать закон) не различают виды неблагополучия и виды его выявления – выявление социально опасного положения (ст. 13 ФЗ-120) и выявление детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 121 ч. 1 СК РФ). В силу этого органы опеки участвуют в первом виде выявления, который не входит в их полномочия.

2. Процесс захвата детей
А. Органами полиции по ФЗ-120:

1) Сотрудники ПДН забирают с улицы не только безнадзорных (ст. 1 ФЗ-120 «контроль за поведением которого отсутствует», «вследствие ненадлежащего исполнения обязанностей»).
Иногда очевидно, что сотрудники неправильно понимают, что значит «безнадзорный». Например, распространено объяснение «находился без законного представителя» (в том числе под это определение подпадают гуляющие на улице дети или даже подростки по дороге из театра).

2) Забирают из дома, когда безнадзорность ни при чем, то есть в присутствии членов семьи, при отсутствии доказательств ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей, нередко фальсифицируя документы:
а) по признакам социально опасного положения, хотя это только основание для индивидуально-профилактической работы, а не для отобрания детей;
б) по субъективному ощущению неблагополучия, когда нет даже признаков социально опасного положения: например, если в доме беспорядок, родители выпившие, и т.п., то есть когда нет оснований говорить о непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка;
в) по основаниям, отсутствующим в законодательстве, но взятым из методичек, несущих собственную, не узаконенную идеологию (и это нарушает требование ст. 8 ФЗ-120 о необходимости соблюдения Конвенции о правах ребенка; служащие отделов ПДН словно не знают, что согласно ст. 21 ч. 1 п. 1 неисполнение родителями обязанностей требует от сотрудников проведения с ними профилактической работы, а не изъятия детей);
г) проникают в дом, не глядя на несогласие жильцов, без должных оснований, без судебного постановления, в нарушение ст. 165 ч. 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ со взломом дверей (в таких случаях усматриваются признаки преступления, предусмотренного частью 3 ст. 139 Уголовного кодекса РФ – «Нарушение неприкосновенности жилища, совершенные лицом с использованием своего служебного положения»; однако уголовные дела следственными органами не возбуждаются);
д) с применением физической силы к родственникам и опекунам;
ж) без разъяснения законным представителям несовершеннолетних их прав, предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях РФ;
з) с применением психологического воздействия на родителей – вторжение в квартиру с автоматчиками, удержание на руках вытащенного из постели ребенка до тех пор, пока родитель не подпишет требуемые документы.
Б. Опекой по ст. 77 Семейного кодекса РФ:

1) забирают не по постановлению главы администрации;
2) не оставляют Акта изъятия;
3) причина отобрания – не «непосредственная угроза», а просто неблагополучие, которое должно влечь или социальную помощь, или рассмотрение в КДНиЗП по ст. 5.35 КоАП РФ;
4) неправильно оформляют документы при проведении плановых и внеплановых осмотров мест проживания несовершеннолетних;
5) нередко фальсифицируют документы, отражая в актах обстоятельства, не соответствующие действительности, применяя оценочные определения, не регламентированные законами и подзаконными актами, такие как: «кошмарное состояние жилого помещения», «ужасная грязь в квартире, беспорядок», без расшифровки отмеченного, при этом «антисанитария» не подтверждается заключениями «санэпиднадзора» и чаще всего означает отсутствие ремонта в жилом помещении;
6) расширительно толкуют понятие «угроза жизни и здоровью» несовершеннолетнего», позволяющее изымать детей по надуманным основаниям.

3. Заключение детей в медицинское учреждение
1) Согласно ст. 18 ФЗ-120, больницы должны принимать заблудившихся, подкинутых, оставшихся без попечения. На практике же больницы принимают всех, кого привезет полиция, даже если за ними идет плачущая мать, то есть в ситуации, когда статус «оставшийся без попечения» ребенку еще не мог быть присвоен.
2) Как правило, это инфекционная больница, в которой запрещают посещения, ссылаясь на режим, не разрешают родителям и законным представителям оставаться в медицинском учреждении вместе с несовершеннолетними, нуждающимися в постоянном уходе, вопреки ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».
3) Администрация медицинских организаций не отдает детей родителям по их требованию даже по окончании «лечения» или в случае отсутствия необходимости в стационарном лечении (ст. 63, 68 СК РФ), отсылая в опеку.

4. Непередача детей под предварительную опеку родственникам
При изъятии детей обычно даже не рассматривается вопрос о целесообразности временного назначения опекуна или попечителя (тем более из числа родственников) вместо помещения ребенка в организацию для детей-сирот (ст. 12 ФЗ-48 «Об опеке и попечительстве»).

5. Невозвращение опекой детей родителям по их требованию (ст. 63, 68 СК РФ)
1) После отобрания ребенка статьи 63 и 68 Семейного кодекса РФ на практике не работают.
Органы опеки родителям выдвигают незаконные требования: собрать документы для возврата детей – «справки о благополучии», то есть об условиях проживания и уровне достатка, прописке, «белой» зарплате и пр. На основании справок сама опека дает или не дает заключение о целесообразности соблюдения закона.
2) В случае подачи опекой заявления в суд на лишение родительских прав отказываются вернуть детей родителям до суда, хотя фактически родители являются законными представителями своих детей, не лишенными по решению суда родительских прав.

6. Отсутствие реабилитационной работы с семьей
Для лишения прав, согласно постановлению Верховного суда РФ от 27.05.1998 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», необходимо, чтобы были исчерпаны все меры для реабилитации семьи.

Чаще всего опека никаких мер не предпринимает или формально направляет родителей в какую-нибудь НКО для проведения с ними непонятно какой работы.

7. Поспешное присвоение статуса «оставшийся без попечения»
1) Устройство ребенка в приемную семью происходит без вынесения постановления органа опеки о признании ребенка оставшимся без попечения и до лишения родителей родительских прав.
2) При присвоении статуса оперируют тем, что мать ребенка «не забрала из учреждения», тогда как закон требует, чтобы она «отказалась забрать из учреждения». При этом мать бывает вполне доступна и даже хочет вернуть ребенка себе.

Фактически эта процедура является внесудебным лишением родительских прав, так как ею опека присваивает себе право устраивать ребенка по своему усмотрению.

8. Передача под опеку (в т.ч. в приемную семью) ребенка, чьи родители не лишены прав
1) передаются дети, чьи родители не лишены судом родительских прав и хотят воспитывать ребенка;
2) не отрабатываются родственные связи;
3) не отрабатывается приоритет усыновления перед опекой (ст. 124 ч. 1 СК РФ).

9. Выходы «на адрес» по доносам
Родители обвиняются в уголовном преступлении (жестоком обращении) не в уголовно-процессуальном порядке, а на основе методичек, несущих неузаконенную в РФ идеологию и терминологию («эмоциональное насилие», «психологическое насилие»).

10. Со стороны сотрудников детских учреждений системы профилактики безнадзорности правонарушений и преступлений, таких как детские дома и приюты, отмечены следующие нарушения:
1) запрещение свиданий с родителями, не лишенными родительских прав, другими близкими родственниками;
2) помещение анкеты ребенка, родители которого не лишены родительских прав, в федеральную базу со статусом «возможно усыновление»;
3) оформление документов для иностранного усыновления при наличии кровных родственников, проживающих на территории Российской Федерации;
4) удержание подростков в стенах приютов, несмотря на их желание покинуть приют и вернуться в семью;
5) отсутствие своевременных проверок семей опекунов.

11. Со стороны опекунов (не из числа родственников) установлено злоупотребление своими правами:
1) использование детского труда;
2) вовлечение в преступную деятельность.

businer:
Была уже тема, напомню.

Ювенальная юстиция, несмотря на бурные протесты, повсеместно входит в российскую действительность. Пока проблема не коснулась вашей семьи, опасность не кажется столь серьезной. Однако представьте: звонок в дверь, на пороге женщина из отдела соцзащиты. Позади – еще одна тетка, участковый и полицейский. Дама постарше нагло входит в квартиру, ссылаясь на сигнал от соседей о ненадлежащих условиях проживания вашего ребенка.
Далее следует вердикт: временное изъятие ребенка до установления фактов его ненадлежащего содержания. Полицейский с участковым вам не помощники – они тут как раз для сопровождения процедуры изъятия. Логика «я – хороший родитель, мне нечего бояться, и потому я открыт контакту», – увы, не работает. Поэтому нужно знать, как вести себя, если ювенальщики стучатся в дверь.


1. Ночью вообще не стоит открывать дверь посетителям, а в дневные часы необходимо спрашивать, кто пришел.

2. Если за дверью комиссия или социальные органы, не спешите встречать посетителей в одиночку. Не сообщайте свою фамилию и имя. Говорите, что пока не можете открыть, а сами вызывайте родственников, юристов, соседей. Требуйте согласования времени и даты визита.

3. Пройти в дом комиссия может либо с вашего разрешения, либо по постановлению прокурора. Также право визита есть у судебного пристава с наличием исполнительного листа.

4. Ели вы решились на конструктивный диалог – смело открывайте дверь и выходите на площадку. Ребенка стоит оставить дома с близким человеком. Ни в коем случае не давайте членам комиссии приближаться к ребенку или брать его на руки. Его могут схватить и увезти насильно – к сожалению, такое случается.

5. Требуйте документы и удостоверения у каждого посетителя, а также решение прокурора с указанием цели и причины визита. Сделайте фото всех документов – это необходимая мера. Если не дают сфотографировать – подробно переписывайте все данные. Решение прокурора должно быть сфотографировано.

6. Стоит организовать видеосъемку или запись на диктофон. Предупредите, что вы собираетесь опубликовать видео. Посетители же без официального разрешения, не имеют права проводить съемку у вас дома.

7. Если пустили комиссию в дом, закройте за ними дверь на ключ, а также уверенно расскажите о правилах в доме. Визитеры обязаны помыть руки с мылом. Вы должны сказать, что у вас так заведено, а правила диктуете вы. Туалетом пользоваться, наоборот, не разрешайте. Сообщите, что стоит разуться. Так вы не только акцентируете внимание на чистоте в доме – убежать босиком с ребенком на руках затруднительно.
8. Нельзя допустить «растекания» комиссии по комнатам: скажите: «туда я вас не приглашала», «идите строго за мной».

9. Не соглашайтесь, если вам предлагают поместить ребенка в некий реабилитационный центр.

10. Не пугайтесь угроз о лишении родительских прав. Это сложная процедура. Все угрозы просите повторить на диктофон, с объяснением причин.

11. Помните, вы не обязаны ничего подписывать. Если итог визита – «Акт об осмотре жилого помещения», сделайте его фотокопию.

12. Если вам предложили провести медицинский осмотр ребенка – можете поехать, но не выпуская ребенка из рук. Желательно поехать на медосмотр с родственниками, друзьями, юристом. Вы имеете право присутствовать при всех процедурах. Если же будут попытки увести ребенка одного – разворачивайтесь и уходите вместе с ребенком.

13. После визита нужно подстраховаться: напишите заявление руководителю образовательного учреждения с требованием не отдавать ребенка никому, кроме вас и супруга/супруги/бабушки/няни (с указанием ФИО и паспортных данных), заявление отдать под расписку – «получено, дата, должность, подпись». Сделайте копию. Дополнительно уведомите о том же воспитателей/учителей, сейчас представители органов опеки все чаще приходит забирать детей именно в школы и детсады. Но и такое предупреждение не всегда может помочь – если у представителей органов опеки будет формальное основание, то детей им отдадут.
Так, органы опеки имеют право отобрать ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью.

14. Если комиссия допускает множественные нарушения, пишите заявление в прокуратуру о неправомочных действиях работников опеки и полиции.

15. Проинформируйте о проблеме родственников, общественность, сделайте звонок в ближайший родительский комитет, посоветуйтесь. Лучше не ждать обострения ситуации и с самого начала дать понять, что вашего ребенка забрать не получится.

Ювенальные технологии применяют в Ростовской, Нижегородской и Саратовской областях, в Москве, Санкт-Петербурге и других регионах. Под удар чаще всего попадают матери-одиночки, дети, живущие с бабушками или же семьи, оказавшиеся в сложной жизненной ситуации. Участились случаи, когда опека используется как инструмент давления при расхождении интересов: недвижимость, бизнес и тому подобное.


отсюда http://www.yaplakal.com/forum7/topic1424978.html

Все комментарии

Tags: 2017, Единая Россия, Перьмь, вы дЕРжитесь там, деньги, дети, здоровье, ни фига не юмор, общество, полезно знать, родителям, социальная реклама, хроника модернизации, ювенальные технологии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments